Константин Крылов (krylov) wrote in rod_ru,
Константин Крылов
krylov
rod_ru

Официальное заявление РОД

Заявление
Русского Общественного Движения
в связи с убийством Юрия Волкова

9 июля 2010 года в центре Москвы, у входа в метро «Чистые Пруды», тремя уроженцами Грозного зарезан 23-летний журналист Юрий Волков и тяжело ранены еще двое молодых людей. Убийц задержали на месте преступления.

В пресс-службе ГУВД поспешили сообщить, что гибель Волкова якобы стала результатом «спланированной драки» двух молодежных группировок. Однако из показаний друзей погибшего, ставших свидетелями преступления, видно, что никакой «драки» не было – речь идет о внезапном нападении на мирно гуляющих людей, о хладнокровном и, по-видимому, спланированном убийстве. За какие-то 15 секунд трое чеченцев спровоцировали столкновение, не тратя времени на разговоры, выхватили ножи, нанесли несколько ранений, целясь в жизненно важные органы, и бросились бежать.

Результат – двое раненых и один погибший.

Прежде, чем говорить что-либо еще, мы хотим выразить соболезнования родным и близким погибшего Юрия Волкова и пожелать скорейшего выздоровления пострадавшим.

Мы, Русское Общественное Движение, готовы оказать пострадавшим и их близким юридическую, информационную и иную помощь. Вы можете связаться с нами по адресу: rod.fond@gmail.com .

* * *

Поражает вопиюще неадекватная и безответственная реакция на эту трагедию правительства Москвы – реакция, к сожалению, поддержанная некоторыми СМИ и даже некоторыми «правозащитниками». В центре столицы, в людном месте, вооруженные бандиты убивают человека – а председатель Комитета межрегиональных связей и национальной политики г. Москвы господин Соломенцев в этой связи делает заявление о каких-то «провокаторах-политтехнологах, портящих климат в столице многонациональной России», призывает москвичей «быть разумными людьми и отторгнуть оголтелый национализм». Не отстают от него некоторые СМИ и, увы, некоторые «правозащитные» организации: они распространяют высосанные из пальца «версии» и откровенную ложь, призванную скомпрометировать убитого в глазах широкой публики и хотя бы отчасти оправдать его убийц.

Никто не спрашивает о мотивах зверского преступления; никто не задается вопросом, почему произошла эта трагедия, как предотвратить ее повторение в будущем, как обеспечить безопасность москвичей в их родном городе. О подозреваемых (двое из которых, кстати, отпущены из-под стражи) сообщаются самые скудные и формальные сведения. Зато горячо обсуждается, не принадлежал ли убитый к каким-либо «ультраправым [то есть русским националистическим] группировкам», нет ли русских националистов среди его друзей, не звучали ли на его похоронах какие-нибудь националистические лозунги и призывы.

Соломенцев договорился до абсурдного заявления, что «провокационные лозунги так же безнравственны, как само убийство».

Такая медиа-политика публичных представителей власти – которая в любой цивилизованной стране воспринималась бы как аморальная и дикая – в очередной раз подтверждает, что этнические русские в России являются дискриминируемой группой населения. Русский, ставший жертвой межнационального конфликта, властью по умолчанию воспринимается не как пострадавший от преступления, а как «недоразоблаченный преступник» - причем его «преступление» состоит именно в том, что он русский.

Борясь с воображаемым «русским фашизмом», власть поощряет и пестует вполне реальный антирусский «фашизм» (т.е. агрессивную ксенофобию и национал-шовинизм). Русских она преследует за лозунги, рисунки на стенах, высказывания в интернете – но смотрит сквозь пальцы на совершаемые нерусскими в отношении русских избиения, изнасилования, убийства, теракты. Эта самоубийственная политика ведет именно к тому, с чем власть на словах борется и чего якобы пытается избежать – к росту межнациональной ненависти и вражды.

С убийством Волкова совпала по времени другая громкая история, связанная с уроженцами Чечни – обвинение в предательстве чеченского батальона «Север». Уголовное расследование по этому делу было замято – и теперь русские бойцы спецназа, служащие в Чечне, публично заявляют, что не верят государственным судам, и что у них «будет свое правосудие».

Если не принять экстренных мер по изменению российской межнациональной политики, то эта позиция неизбежно будет распространяться и завоевывать все большую популярность. И этот процесс уже начался: все больше людей, отчаявшись добиться справедливости у государства, берут правосудие в свои руки.

* * *

Единственное, что может остановить подобное развитие событий – справедливость, осуществлённая государством, здесь и сейчас, публично и гласно. Система укрывательства преступлений, совершаемых против русских на почве ксенофобии и межнациональной ненависти, должна быть сломана.

В числе первоочередных мер можно указать следующее:

  1. Необходимо прекратить замалчивание преступлений, совершаемых против русских, в том числе – сокрытие национальности преступников, преуменьшение нанесённого вреда или извращение мотивов их преступлений. Все попытки представить разбойные нападения «хулиганством, в котором виноваты обе стороны», замалчивать антирусские мотивы действий преступников, публично клеветать на их жертв и т.д. следует решительно пресекать.
  2. Необходимо обеспечить гласный и справедливый суд по всем случаям антирусских преступлений. В частности, обвиняемые должны отбывать наказание там, где они совершили свои преступления, а не «дома», в «своих» республиках, где их освобождение от наказания фактически гарантировано. Необходимо отменить противоправное соглашение между ФСИН и руководством Чечни о том, что осужденные уроженцы Чечни должны отбывать наказание исключительно на территории этой республики – соглашение, ставящее преступников-чеченцев в явно привилегированное положение по сравнению со всеми остальными преступниками.
  3. Необходимо реализовать равенство русских и нерусских перед законом. Ситуация, когда выходец из «привилегированной» республики получает меньшее наказание, чем русский в случае совершения аналогичного преступления, должна быть исключена из судебной практики.
  4. В свою очередь, суд должен быть ограждён от давления с чьей бы то ни было стороны, и прежде всего – со стороны укрывателей и покровителей преступников. Ситуации, когда политик или общественный деятель угрожает российскому суду «волей своего народа» (как это имело место, например, в деле Аракчеева) абсолютно нетерпимы.
  5. Кроме того, мы считаем политику «деньги в обмен на лояльную риторику» в отношении российского Северного Кавказа крайне некомпетентной и полностью исчерпавшей себя. В результате этой политики социальное расслоение в ряде республик российского Северного Кавказа только увеличивается, а амбиции правящих кланов всё возрастают. Растёт безработица, катастрофически падает уровень образования и цивилизации. У населения этих республик происходит привыкание к «дармовым» деньгам и растёт чувство вседозволенности.
  6. Наконец, необходимо развёртывание широкой общественной дискуссии по вопросу о межнациональной ситуации в России, в частности, о положении русского народа.

Мы обращаемся не только к российской власти, но, прежде всего, к общественности, российской и мировой. К сожалению, межнациональная ситуация в России тщательно замалчивается даже в самой России, а за рубежом остается практически неизвестной. Однако русские имеют право на то, чтобы их национальные проблемы и требования были известны всем людям доброй воли, как в России, так и вне ее.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 68 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →